Интервью BBC

Распечатка радиопередачи ВВС «Би-Би Сева : новости с человеческим лицом», вышедшей в эфир 02.07.08 в 19 часов по московскому времени. Ведущий Сева Новгородцев. В ней использованы фрагменты интервью, данного ВВС 01.07.08.

Сева Новгородцев: Человек из зала поднимает руку и спрашивает: -Вы сказали, что до конца света осталось 4 миллиона лет? -Нет,4 миллиарда. -Уф!- говорит с облегчением человек. И вот сейчас выяснилось, что до конца света осталось 4,4 миллиона лет. Новая теория физика Виктора Чернухи лишает нас иллюзии, что историю творят люди по своему разумению. Есть какой-то принцип, что «на всё воля божья».

24 апреля 2008 г. произошло знаменательное событие - человечество достигло экватора своей эволюции и вступило в заключительную фазу. Ему отведено, как я уже говорил,4,4 миллиона лет, в течение которых численность населения лишь удвоится, достигнув всего 13,5 миллиардов человек.

Эти предсказания не из научно-фантастического романа. Ими завершается только что опубликованная обширная монография «Поляризационная теория Мироздания», посвящённая фундаментальным физическим вопросам – частицам и полям, пространству и времени, видимым и невидимым мирам.

Мы разговаривали самим Виктором Чернухой, физиком. Я сказал ему: Виктор, теоретизировать можно сколько угодно, но серьёзные люди вроде Вас исходят из чего-то конкретного. Они предлагают свои обобщения на основании того, что уже выяснено в физической науке.

В. Ч.: Моя задача была показать, что новый подход к миропониманию лучше описывает совокупность известных эмпирических данных, чем тот, что принят сегодня. Моя книга демонстрирует его универсальные возможности, делая акцент на те проблемы, которые сегодня фундаментальная физика и другие теории не в состоянии разрешить. Например, проблема массы частиц. Никто не знает, как она образуется. Есть предположение, что существуют некие хиггсовы бозоны, которые частицам дают массу, и строится дорогой ускоритель, чтобы их обнаружить. В поляризационной теории показано, что механизм образования массы иной, и он даёт хорошее совпадение с экспериментальными данными.

С. Н.: В статье о Вас и Вашей книге ( в «Известиях», ред.) пишется что-то о работе Джона Сёрла в 50- годах прошлого века. Что-нибудь об этом Вы можете рассказать?

В.Ч.: Когда я узнал о генераторе Джона Сёрла, то, как и другие физики, не мог понять, откуда он берёт энергию и как работает. И вот для того, чтобы подойти к этой проблеме (а я как раз тогда интересовался проблемами энергетики, занимался термоядерными исследованиями), я задался вопросом, как вообще в мироздании появляется энергия и другие физические величины. В поляризационной теории возможен процесс, когда в одной точке появляется положительная энергия, а в другой – отрицательная, т. е. энергия там исчезает. Если создать условия, чтобы такой процесс пошёл, то возможна локальная генерация энергии. Вот такой механизм, по-видимому, удалось реализовать Джону Роберту Сёрлу.

С. Н.: Нас учили в школе, что пепетуум мобиле теоретически не возможен. Это что не совсем так?

В. Ч.:Да. В гравитирующем мире, в котором мы живём, этот эффект проявляется достаточно редко, но в принципе его реализовать возможно, и Сёрлу это удалось. Почему к Сёрлу относятся плохо? Потому что никто не мог понять работу его устройств, ибо она противоречила известным законам физики. Поляризационной же теории она не противоречит, поэтому подвергать остракизму его работы не надо. Что осталось непонятным, так это технологические особенности того, как он создавал свои удивительные магниты. Это ноу-хау он никому не раскрывал. Здесь придётся поработать.

С. Н.: Вы не боитесь, что сами под остракизм научного общественного мнения попадёте?

В.Ч.: Когда лет пятнадцать назад я начинал эту работу, то понимал, что это вполне возможно, и к этому готовился. Поэтому я готов к тому, что моя теория будет встречена с не распростёртыми объятиями – слишком много интересов она затрагивает. Но для того, чтобы её опровергнуть, потребуется потрудиться, поскольку эта теория лучше описывает совокупность известных фактов, нежели существующие теории. Она это делает на более широком эмпирическом материале, достаточно точно и с использованием всего трёх эмпирических констант, т. е. в ней нет подгоночных констант, только три мировые константы. Поэтому её нельзя обобщить, так как при обобщении число констант уменьшается. Поскольку в моей теории используется минимально возможное для гравитирующего мира число констант, то теория является общей. Те, кто не согласен с ней, пусть попробуют её опровергнуть.

С. Н.: Мы беседовали с физиком Виктором Чернухой.