Введение

В литературе читатель найдёт много научных и популярных книг о нашей Вселенной, но практически нет научных книг о мироздании. Если кто-то думает, что Вселенная и мироздание – одно и то же, то это не так.

Современная наука изучает живую и косную материю Вселенной, происходящие в них процессы и явления. В их понимании наука добилась впечатляющих успехов. Порожденные наукой технологии делают нашу жизнь всё более комфортной, всё более продолжительной. Но на пути развития научно-технического прогресса видны ограничения, сформулированные ещё в середине прошлого века Римским клубом. Это ресурсные и экологические ограничения, которые сказываются уже сегодня, а в обозримом будущем остановят рост производства благ, если не произойдёт научной революции, которая эти ограничения устранит. Сегодня у науки много проблем, которые мешают ей добиться понимания в таких вопросах, как образование вещества Вселенной, природа жизни, смерти, сознания, мышления, и во многих других феноменах природы. В чём причина этих трудностей? Правильно ли поступает наука, ограничивая себя исследованием материи Вселенной? Ведь если Вселенная одна из частичек мироздания, то её материя образовалась и эволюционирует по его законам, нам пока неизвестным. Это значит, чтобы понять Вселенную, нужно сначала понять природу и установить законы мироздания, порождающего Вселенную, понять, как его законы проявляются в ней, а значит, и в нашей жизни. Ограничение научных исследований материей Вселенной мешает развитию науки, созданию ею картины мироздания. К сожалению, эта ограниченность сегодняшней наукой не осознаётся. Но осознание необходимости изучения мироздания, его миров (частей мироздания, выделяющихся какими-то своими свойствами), его закономерностей – это назревшая необходимость. Демонстрации открывающихся здесь новых научных горизонтов посвящена моя монография «Поляризационная теория Мироздания» [1]. Это фундаментальная физическая теория, пригодная для исследования и описания как нашего (проявленного) мира, изучаемого современной наукой, так и скрытых (непроявленных) миров мироздания. Поэтому она претендует на статус универсальной теории «Всего сущего», поскольку мироздание и есть всё сущее. В книге «Мы и миры Мироздания*). Новая физическая картина мира», которую Вы держите в руках, в упрощённой форме, без математических выкладок изложено новое видение устройства мироздания, представленное в монографии. Существуют ли непроявленные миры? Ведь современная наука изучает наш, проявленный мир и никаких непроявленных миров не знает. Но об их существовании утверждают религии, эзотерика, мистика. И вот нашёлся физик, который заявляет, что непроявленные миры существуют и определяют наше бытие, что физический вакуум с его виртуальными частицами, порождающий частицы и поля нашего мира, есть один из непроявленных миров. И это не единственный непроявленный мир нашего мироздания. Что привело меня к такому выводу? Летом 1985 г. я читал на даче книгу об удивительных свойствах шаровой молнии, которые физика до сих пор не может объяснить. В один из безоблачных августовских вечеров мы с дочерью вышли прогуляться перед сном и вдруг увидели, что в тёмном небе одновременно возникла низко летящая параллельно земле цепочка из шести или семи светящихся шаров, похожих на Луну. Подлетая к освещённому посёлку, шары поочерёдно исчезали в одной точке. Всё зрелище длилось секунд десять. Эти шары ____________________ *) Заглавная буква в этом слове означает, что речь идет о нашем Мироздании, поскольку в поляризационной теории возможны и другие формы мирозданий. В тексте используется общепринятое написание – мироздание, ибо реально мы можем изучать только одно из них -- наше. напоминали шаровые молнии, только большие. По моей оценке их диаметр составлял метров десять. Это была хорошая иллюстрация к книге о шаровой молнии. Я увидел необычные светящиеся объекты, по-видимому, содержащие плазму. Занимаясь много лет термоядерной плазмой, я знал, как трудно добиться сохранения температуры и объёма плазмоида. Увиденное озадачивало. Моё понимание природы дало трещину. Конечно, я знал о существовании НЛО и раньше, но не интересовался этим феноменом, вокруг которого складывались, как мне казалось, легенды и сказки. Но теперь я получил знак, что был не слишком любознательным. Я почувствовал необходимость найти ответ на вопрос, как возникают подобные феномены, ломающие сложившиеся в науке представления. Стал с ними знакомиться, и их оказалось множество. Около десяти лет ушло на попытки объяснить их, не выходя за рамки общепринятых знаний. Постепенно сложилось убеждение, что сделать это во многих случаях невозможно. Чего-то не хватало, чтобы понять природу подобных «чудес». Например, физика не знает, как образуются частицы и поля. Она имеет дело с «готовыми» частицами, характеристики которых (заряд, масса покоя, спин, время жизни) не меняются. Но где-то частицы или шаровые молнии образуются? Это наталкивало на мысль о существовании скрытых (непроявленных) миров, где рождается вещество. Но как исследовать неведомые миры, как выяснить действующие в них закономерности? Начиная с Галилея, Кеплера и Ньютона, наука выводила закономерности нашего мира из экспериментов и наблюдений. Но у науки нет сейчас технической возможности проводить эксперименты в непроявленных мирах. Остаётся одно: анализировать явления, которые наука объяснить не может, полагая, что причина их непонимания – проявления свойств скрытых миров. Анализируя, «угадывать» их закономерности. На их основе делать расчёты и проверять их, сравнивая с характеризующими подобные явления опытными и наблюдательными данными. Неудачные догадки заменять другими. Выявлять общее в непонятных явлениях, позволяющее их как-то классифицировать. Поначалу казалось, что проникнуть в тайны непроявленных миров невозможно. Единственный здесь правильный путь – попытаться найти удачное обобщение современной концепции миропонимания, которая бы позволила изучать природные явления в их многообразии. Такого рода попытки уже предпринимались. А.Эйнштейн затратил полжизни, безуспешно пытаясь создать единую теорию поля, чтобы лучше понимать мир, в котором мы живём. Попытки создания универсальной теории делались и после него. Однако до сих пор не удалось создать достаточно общую теорию, способную количественно описать микромир, космос, Солнечную систему, живую материю и её эволюцию. А это базисные элементы любой физической концепции, претендующей на универсальность. Всегда считалось, что рождение материи происходит в пустом пространстве. Геометрические свойства его варьировались. Например, уже давно была выдвинута гипотеза, что пространство может быть не только искривлено (с этим Эйнштейн связывал возникновение гравитации), но и закручено. В этом случае первоосновой природы являются торсионные поля. Вопрос, как появляется материя, является ключевым. Это понимали и древние мыслители. В «Тибетской книге мёртвых» говорится, что Всё рождает Пустота – Абсолютное Ничто. Идея интересная. Но что значит Всё? И что понимать под Пустотой? Как происходит процесс рождения? В эти понятия надо внести конкретное физическое содержание, т.е. нужны новые гипотезы. Если они будут удачными, то у нас будет ключ к построению универсальной теории всей Природы, всего мироздания. В поляризационной теории мироздания сформулированы четыре концептуальных гипотезы, о которых рассказывается в книге. Под Пустотой понимается внеприродная субстанция, названная нуль-вакуумом. В отличие от физического вакуума, являющегося природной субстанцией, значения всех его физических величин нулевые. Предполагается, что нуль-вакуум обладает свойством порождать все физические сущности мироздания, в том числе, пространство и время. Механизмом рождения является поляризация нуль-вакуума, создающая меняющееся мироздание, в котором сумма значений любой физической величины всегда равна нулю. Примером поляризация физических величин является поляризация электрических зарядов, не меняющая заряд среды. Поляризация -- ключевое понятие новой теории, и в книге этому явлению уделено много места. Другим ключевым понятием является симметрия. В поляризационной теории частицы или миры рождаются группами (мультиплетами) посредством поляризационных механизмов, но не в пустом пространстве. Они рождаются вместе со своим комплексным пространством-временем, отличающимся от пространства-времени других элементов мультиплета направлением хотя бы одной из своих действительных или мнимых осей. Эта идея может показаться безумной. Но она оказалась плодотворной. Именно такие безумные концептуальные идеи характеризуют свойства неведомого нам мира и лежат в основе поляризационной теории. Вспомним известный афоризм Н.Бора: эта идея недостаточно безумна, чтобы быть правильной. Концептуальные гипотезы поляризационной теории оказались достаточно эффективными. Они позволили описать широкий спектр явлений, используя лишь три мировые константы: скорость света, постоянные Планка и гравитации. Каждая из этих константа характеризует свой физический мир. Наука изучает лишь часть одного из них: проявленную компоненту гравитирующего мира. Как известно, при обобщении теории число содержащихся в ней экспериментальных констант уменьшается. Но в поляризационной теории снижение числа констант ведёт к переходу в другой мир, где гравитации нет. Это означает, что поляризационную теорию нельзя обобщить. Таким образом, поставленная задача была выполнена: создана фундаментальная теория, претендующая на универсальность, на применение в новых для физики областях. Но за это заплачена высокая цена: потребовалось радикальное изменение научной парадигмы. Современной физической парадигме, основанной на квантовой теории микромира и классической общей теории относительности, около ста лет. За это время накопилось много научных проблем, требующих решения. Развитые теоретические методы сделать это не позволяют. Не удается пока экспериментально подтвердить существование гипотетического бозона Хиггса*), без которого Стандартная модель элементарных частиц лишается своего фундамента. Фундаментальная физика нуждается в свежей крови, в нестандартных подходах. В чём видится методологическая причина этого кризиса? Наука стремится опираться на достоверные экспериментальные и наблюдательные данные. Но она считает верными только те данные, которые получаются в воспроизводимых лабораторных экспериментах. Там, где лабораторные эксперименты невозможны из-за масштабов явлений или времени их протекания (например, в астрономии или космологии), она требует повторяемости наблюдений в схожих условиях. Воспроизводимость, надёжность добываемых наукой данных позволяет воспроизводимости научных данных есть обратная сторона медали, поскольку в этом случае наука опирается на усечённый фактологический базис, на часть человеческого опыта. Этого недостаточно, чтобы построить полную и достоверную картину мира. Если какое-то явление характеризуется сотней признаков и свойств, а вам известно три, то вряд ли вы сможете дать его правильное описание. Поэтому для того чтобы построить адекватную картину мира, необходимо опираться на возможно более полную фактологическую базу, включая невоспроизводимые и плохо воспроизводимые имеющимся научным инструментарием явления. Для воспроизводимости явления нужно знать условия, при которых оно реализуется, и суметь создать их. Но сегодня наука может ______________ *) На момент написания книги (март 2012 г.) ещё оставалась надежда, что бозон Хиггса найдут. Согласно поляризационной теории, считающей, что его в природе не существует, в той области масс, с которой связываются эти надежды, возможно существование бозона, но не бозона Хиггса. развивать технику, технологии, медицину. Но у методологического требования изучать только проявленный мир и потому не умеет воспроизводить феномены непроявленного мира. Это совсем не значит, что они невоспроизводимы. Но она их объявляет невоспроизводимыми и отбрасывает вместе с непроявленными мирами. Тем самым наука отрезает важные пути своего развития. Выход в 2008 г. монографии [1] с её новыми представлениями об устройстве мироздания вызвал интерес читателей и отклик СМИ (газет «Известия» и «Новая газета», радиостанций ВВС и Радио Свобода). Ещё при написании монографии мне было ясно, что научное сообщество постарается обойти новое миропонимание молчанием. Если вы придерживаетесь сложившихся научных взглядов, но сталкиваетесь с новыми идеями, эти взгляды опровергающими, то нужно дать им аргументированный отпор. Но если новый подход является общим и не противоречит опытным данным, то аргументированно отвергнуть его не получится. Критически надо оценивать любую теорию. Но не корректно критиковать общую теорию с позиций частных теорий. Ошибочная теория не может давать согласие с множеством опытных данных, ибо слишком мала вероятность случайного совпадения. Можно найти частные ошибки (они, наверняка, есть) но нужно доказать, что они дезавуируют сам подход поляризационной теории. Такой критический анализ требует серьезных усилий и свободного времени. Неудивительно, что аргументированных оценок пока нет. Специалисты-физики отказывались оценивать статьи, где излагались наиболее важные и актуальные результаты теории, поскольку постановка в них проблем и использованная аргументация не соответствуют общепринятым нормам. Я пишу это для того, чтобы читатель понял, насколько консервативен научный мир, как защищается он от инородной информации. Защита научного пространства от всякого мусора нужна. Но если нет механизма ознакомления научного сообщества с аргументированными альтернативами общепринятым взглядам, то тормозится развитие науки. Это относится не только к теориям, но и к экспериментам. Ведь развитие науки идет через периодическое отторжение общепринятых взглядов, через научные революции. Сейчас постепенно приходит понимание, что фундамент физики требует ревизии, но ещё не осознаётся, что потребуется ревизия всего современного мировоззрения. Развитие событий ведёт к тому, что придётся менять идеологию миропонимания и расширять границы изучаемого мира, приняв существование непроявленных миров. Смена мировоззрения трудный психологический и общественный процесс, требующий времени и, по-видимому, смены поколений. Это шанс для молодых исследователей стать пионерами в изучении непроявленных миров. Восприятие новых миров с иными физическими законами и необычными проявлениями – большая и не простая работа. Надеюсь, что предлагаемая вниманию читателя книга «Мы и миры Мироздания» облегчит первое знакомство с непроявленными мирами. Мне хотелось бы сделать её доступной для возможно более широкого круга лиц, включая гуманитариев, от которых поступали такие просьбы. Но нельзя популярно и одновременно аргументированно рассказать о неведомом квантовом мире, где всё рождается и исчезает и где необходимы новые понятия для описания происходящих там процессов. Ведь надо, чтобы его существование не просто постулировалось, но и обосновывалось. Иначе это будет восприниматься как очередная выдумка об иномирах. Большая часть приводимых в монографии [1] доказательств существования непроявленных миров доступна даже не каждому физику. Поэтому в предлагаемой читателю книге математические выкладки опущены и приведены лишь качественные физические соображения, а для желающих более подробно ознакомиться с аргументацией даны Приложения и ссылки на монографию [1]. Аргументация в монографии, к сожалению, не всегда достигает уровня доказательства. Теория изучает явления, создавая их модели, которые должны описывать опытные данные. Чем больше известно об изучаемом явлении, тем надёжнее описывающая его модель и её исходные предположения. К сожалению, о процессах, происходящих в непроявленных мирах, известно немного, и эти сведения не всегда надёжны. Но если они не противоречат физике этих миров, то их можно считать реальными и включать в модель мироздания. Когда же о явлении известно мало, выбор моделей неоднозначен. В этом случае имеется значительный потенциал для улучшения моделирования явления. Книга «Мы и миры Мироздания» не является простым пересказом монографии. В ней отражены изменения в понимании ряда феноменов, произошедшие после выхода монографии. Там, где это было возможно, использовалось цитирование монографии. Конечно, в данной книге рассказано не обо всех проблемах, рассмотренных в монографии. Акцент сделан на тех из них, к которым современная физика не смогла подобрать ключи: эволюция земной жизни, человека и науки, исторические процессы, загадка жизни и смерти, природа организма, сознания и мышления человека, а также непроявленного посмертного мира (главы 2--4). Читателя должно заинтересовать, что впервые столь разные проблемы рассмотрены на основе единого физического подхода. Но чтобы иметь право применять поляризационную теорию к этим проблемам, необходимо было убедиться, что она хорошо описывает все масштабы косной материи от микромира до Вселенной. В [1] этому уделено много внимания, поскольку это базис для всех приложений поляризационной теории. Результаты этого исследования косной материи, естественно, отражены в предлагаемой книге (глава 1), но отведённый им объём основательно урезан: рассказано лишь об исходных представлениях теории и об основных её результатах, к которым приводит существование неизвестного науке поляризационного мира, где рождаются частицы, звёзды, галактики и их скопления, о его проявлениях в нашем мире. Новое трудно воспринимается, но оно всегда интересно. Особенно трудно и интересно, если это новый и аргументированный взгляд на мир. «Наука – это то, чего не может быть. А то, что может быть -- это технический прогресс» (П.Л.Капица). Пусть этот афоризм Нобелевского лауреата станет эпиграфом книги. Благодарности. Хочу выразить благодарность Э.А.Азизову и Е.П.Велихову за предоставленную мне возможность сосредоточиться над разработкой новой концепции мироустройства, за толерантность к её нестандартному взгляду на мир, за стремление помочь в ознакомлении с ней физиков. Я благодарен В.А.Черпаку за прочтение рукописных материалов этой книги и сделанные им полезные замечания. Хочу поблагодарить свою жену Н.С.Чернуху за моральную поддержку и помощь в решении технических проблем в процессе работы над книгой. Буду благодарен читателям за отзывы о книге, которые можно направить на сайт www.ptm2008.ru.