Вместо предисловия

Хочу пояснить читателю, почему и зачем была написана эта книга.

Сегодняшнее состояние фундаментальной физики я оцениваю как застойное и даже кризисное. Надо искать выход, который придал бы ей импульс развития. Такой выход предлагает эта книга. Насколько такое утверждение убедительно, должен решать читатель, прочитав книгу.

Какова сложившаяся ситуация в фундаментальной физике, продвижения в которой важны и для развития других наук? Лежащая в основе физики парадигма мироустройства опирается на два столпа: общую теорию относительности, опубликованную в 1916 г., и квантовую теорию, пришедшую в 1920-х годах на смену классической физике, которая оказалась несостоятельной при интерпретации обнаруженных явлений микромира. Развитие фундаментальной физики привело к созданию двух стандартных моделей, являющихся костяком наших представлений о мире. Одна модель используется для изучения макроуровня материи нашей Вселенной (LСDM-модель), а другая модель – для исследования физики элементарных частиц. В первой модели физика вещества классическая, во второй – квантовая, что является основным внутренним противоречием этой мировоззренческой парадигмы. Эту уже давно доминирующую концепцию можно назвать ортодоксальной.

Несмотря на делавшиеся попытки, разрешить это противоречие не удалось из-за того, что представление общей теории относительности о гравитационном взаимодействии, искривляющем пространство-время Вселенной, на очень малых масштабах препятствует квантованию гравитационного поля. Для устранения этого противоречия около полувека назад была выдвинута идея замены основного элемента вещества теории – материальной точки – протяженным объектом – струной планковского размера. В процессе развития теория струн трансформировалась в теорию суперструн – струн, обладающих свойствами суперсимметрии (симметрии между бозонами и фермионами). Но проблема устранения концептуального противоречия далека от своего решения и сегодня: не выведено еще даже точное уравнение суперструн, но уже высветились другие трудности, грозящие поставить на теории суперструн крест. Поэтому внутреннее противоречие ортодоксальной парадигмы остается. Это ставит вопрос об адекватности реальности, по крайней мере, одного из двух составляющих ее столпов.

Сторонники теории суперструн рассматривают ее как кандидата на Теорию всего, о которой мечтают физики. И хотя теория суперструн далека от завершения и противоречие в ортодоксальной парадигме не устранено, широко распространилось убеждение, что ортодоксальная концепция правильно и полно отражает физику Вселенной, а известные нам ее законы получили окончательную формулировку и применимы для описания любых явлений во Вселенной. Поэтому исследования, противоречащие ортодоксальной парадигме и ее закономерностям, должны рассматриваться как псевдонаука и не публиковаться. Эта позиция означает, что Вселенная, являющаяся одним из миров Мироздания (Природы), либо является изолированной физической системой, в которой невозможно проявления других миров Мироздания с иной физикой, либо законы у Вселенной и у других миров Мироздания одинаковые. И то, и другое сомнительные экстраполяции. Поскольку Вселенная рождена каким-то из миров Мироздания, то она не может быть замкнутой системой. Второе предположение означает, что Вселенная должна быть отпочковавшимся объектом своей альма-матер, который при своем расширении ее не замечает. Поэтому представление о полноте ортодоксальной парадигмы не приемлемо и является препятствием для появления более адекватных реальности идей и тормозит развитие фундаментальной физики.

За почти сто лет существования ортодоксальной парадигмы, каких-то существенно развивающих ее концептуальных идей не выдвинуто. Широко укоренившаяся за это время вера в полноценность устоявшейся картины мира порождает борьбу с научным инакомыслием в разных ее формах. С сожалением приходится констатировать, что ортодоксальная фундаментальная физика стала напоминать вероучение, накладывающее табу на «лженаучные» ереси, которые подвергают сомнению два его главных «символа веры» – стандартные модели элементарных частиц и Вселенной.

Формированию ортодоксального представления о мироустройстве способствовала борьба с лженаукой, которую в России возглавил лауреат Нобелевской премии В.Л. Гинзбург, создавший при Академии наук СССР соответствующую комиссию. В этой борьбе необходимо было установить критерий лженаучности. В своем интервью газете «Известия» (11.10.2003) В.Л. Гинзбург сформулировал его так: «Лженаука – это утверждение, противоречащее установившимся идеям современной науки». Если следовать этому критерию, то любое научное исследование неизвестной реальности с иной физикой – это лженаука. Т.е. считается, что развитие фундаментальной науки возможно без изучения такой реальности. Сторонников такого критерия истины не смущает, что согласно ему, в начале прошлого века квантовая теория была лженаукой, противоречащей установившимся представлениям классической физики. Получается, что в основе научной революции лежала «квантовая лженаука», которая сегодня стала «устоявшейся» научной идеей. Приходится с сожалением констатировать, что канонизация внутренне противоречивой ортодоксальной физической парадигмы делает ситуацию в фундаментальной физике кризисной.

Ортодоксальная фундаментальная физика свое развитие видит в поиске новой физики, не нарушающей каноны ортодоксальной парадигмы. Например, на Большом адронном коллайдере проводятся поиски новой физики, не вписывающейся в Стандартную модель элементарных частиц. Но поиск новых эффектов при этом ограничен: в них не должны нарушаться законы сохранения энергии и импульса в той форме, в которой они сформулированы в ортодоксальной физике. Т.е. новая физика не должна выходить за ее рамки. В противном случае новая физика отвергается. Например, открытие низкоэнергетических ядерных реакций, подтвержденное экспериментами многих исследователей и начинающееся уже использоваться в практических целях, ортодоксальной физикой не признается и объявляется фальсификацией, поскольку принятые в ней законы нарушаются. Это не единственный пример. Тем самым, установившиеся ортодоксальные представления о мироустройстве становятся выше экспериментальных фактов. Это противоречит самой сути физики как экспериментальной науки и отражает глубину кризиса в фундаментальной физике.

Число воспроизводимых экспериментов, не вписывающихся в установившиеся представления и отвергаемых ортодоксальной наукой, быстро нарастает. Это привело к формированию научного сообщества, изучающего такую «аномальную» новую физику. В России оно группируется вокруг недавно образованного «Журнала формирующихся направлений науки». Он публикует результаты экспериментальных работ, но уделяет мало внимания теоретическим проблемам новой физики. Для осмысления экспериментов используется, главным образом, торсионная парадигма с экзотическим представлением о пространстве, обладающем свойством кручения. Но ее отдельные успехи в интерпретации экспериментов недостаточны для того, чтобы считать эту парадигму подтвержденной и применимой для анализа широкого спектра аномальных явлений.

Таким образом, сложилась ситуация, когда основное направление физики отвергает «неудобные» для сложившейся парадигмы эксперименты по новой физике, а альтернативное направление акцентирует на них свои усилия, но не в состоянии сегодня дать им теоретическое осмысление. Ситуация, в которой существуют две физики, неприемлема. Необходимо создание более общей теории, применимой ко всему спектру экспериментальных и наблюдательных данных. Но и она не станет окончательной Теорией всего, поскольку обе эти физики не изучают фундаментальные основы живой материи, полагая, что живая материя – это высокоорганизованная форма косного вещества, т.е. реализуется так называемая «редукция живого к неживому». Окончательной теорией может быть только универсальная Теория всего Мироздания[1].

Некоторые исследователи считают, что создание такой теории нереально, но можно приближаться к ней посредством последовательных приближений, учитывающих вновь добытые знания. Но есть и энтузиасты, пытающие отразить в Теории всего свои представления о мироустройстве. Причем это не только физики и философы, но и другие мыслители. К сожалению, пока есть только понимание, что обобщение существующих представлений необходимо, но значительных успехов в этом не достигнуто.

Понятно, что при построении универсальной теории Мироздания обобщение известных свойств Вселенной должно быть максимальным. Если исключить божественное происхождение Мироздания, то надо представить, что служило его исходным состоянием, как и в какой последовательности рождались его неизвестные нам миры. Нужно также указать место, которое среди них занимает мир, породивший Вселенную, какой ее знает наука и пока недоступный науке человеческий опыт. Этот опыт должен учитываться, чтобы оценить степень универсальности того или иного варианта теории и адекватность реальности его исходных постулатов.

Если просто перебирать возможные варианты постулатов, то шансов на успех мало. Нужно сформулировать для них какие-то критерии отбора, исходя из общих представлений о том, какой должна быть теория. Для построения универсальной теории требуется максимально общий подход. Как известно, при обобщении теории число используемых ею экспериментальных констант сокращается. Поэтому необходимо определить минимальное число мировых констант теории Вселенной, при уменьшении числа которых теория будет описывать уже не Вселенную, а мир, из которого она появилась – ее альма-матер. Для этого нужно знать, какие типы миров возможны и какими мировыми константами они характеризуются.

Существуют два подхода к пониманию мироустройства – монофундаменталистский и полифундаменталистский. Опыт обобщения научных знаний о Вселенной, который прошла наука за время своего существования, привел к философскому представлении о единстве мира и общности его фундаментальных законов, т.е. к монофундаменталистской концепции Вселенной, к пониманию развития Природы как процессов изменения от простого к сложному. Это дает основание предположить, что такой же подход нужен и для выработки представления о Мироздании. Поэтому теорию Мироздания нужно строить как монофундаменталистскую теорию. Единство Природы и ее законов на фундаментальном уровне должно быть заложено в исходные постулаты и использовано при концептуальных обобщениях.

Так виделся подход к разработке основ монофундаменталистской универсальной теории Мироздания, которую я начал в 1995 г. Основы такой теории, использующей минимальное для Вселенной число мировых констант (три), были изложены в монографии «Поляризационная теория Мироздания» (2008 г.) Главной задачей монографии было сформулировать исходные постулаты теории (их оказалось четыре), которые радикально расширяли бы область применения фундаментальной физики. Значительное внимание в монографии было уделено рассмотрению не решенных проблем микромира, Вселенной, Солнечной системы, живой материи, а также качественному и количественному исследованию широкого спектра аномальных явлений. Это дало уверенность в правильности исходных постулатов, продуктивности и широкой применимости нового подхода.

Этим часть разработки основ теории Мироздания была выполнена. После этого предстояло дать более строгое решение наиболее важных из рассмотренных ранее и некоторых новых проблем. Это задача данного сборника статей.

 Для читателей, не являющихся физиками-теоретиками и которым проблема Теории всего интересна, предназначены две вводные статьи сборника с упрощенным изложением материала. В первой статье «О сборнике физика неизвестного мира» дано краткое обзорное содержание результатов всех его статей и рассказана история попыток публикации некоторых статей в нескольких физических журналах. На примере физики неизвестной сегодня реальности эта история показывает, как работает сегодня механизм противодействия публикации инородной информации, даже если против нее нет возражений по существу. Для тех, кто заинтересуется более подробным представлением подхода и ряда основных результатов поляризационной теории Мироздания, предназначена популярная статья «Миры Мироздания и новая физика». Но чтобы убедиться, что поляризационная теория является рабочей теорией новой физики, способной решать трудные проблемы разных разделов науки, нужно читать научные статьи сборника, распределенные по пяти тематическим разделам. По меркам ортодоксальной физики их все надо отнести к псевдонауке.

Но мы уже знаем, что «лженаука» снова должна потеснить «устоявшуюся» (правильнее сказать, «застоявшуюся») науку. Это закон скачкообразного развития науки. Данная книга предлагает читателю задуматься: «поляризационная лженаука» уже созрела для этого? Ее время пришло?
 


[1] К слову сказать, в английском языке нет отдельного понятия Мироздание: Universe означает как Мироздание, так и Вселенную.